Автоматический логист-закупщик


257 сообщений / 0 новое
Последнее сообщение

22228160_1932812940313986_1617895932139598732_n.jpg

«ВЫДОЛБЛЕННАЯ КОРПОРАЦИЯ» (ЧАСТЬ 2).

Глобализация стимулирует рост новой формы компании. Выражение 80-х годов «выдолбленная корпорация» получило новое значение. Изначально концепт предполагал модель компании, имеющей очень мало производства и фокусирующейся на проектировании и маркетинге. Но компании, такие как Nike, подняли развитие этого понятия на новый уровень. Огромная сеть производственных фирм по всему миру, обеспечила признание этой компании. А системы планирования и контроля, необходимые для поддержания этих сетей из цепей поставок – гораздо более сложны, чем в традиционных производственных компаниях. 
В то же время, ряд фирм сумели капитализировать отличительные компетенции в производстве. Фирмы, такие как Solectron и Flextronics выполняют субконтрактное производство для множества компаний по всему миру. Их компетенции — в производстве, но в большей мере – в способности координировать свою деятельность с клиентами и поставщиками на глобальном рынке. Они демонстрируют высокий уровень гибкости – обеспечивая при необходимости лавинообразный рост производства и производство новых продуктов, вовремя реагируя на изменяющиеся потребности на рынке.
Новые способы организации формируют новое понятие «plug compatability» — коробочная совместимость. Этот совсем не то, что изначально Macontosh computer назвал как «plug and play». Здесь идея в том, чтобы дать возможность «проключения» производителя, например, в Малайзии для отдельного компонента сборки продукта с возможностью последующей переброски этой производственной мощности в Индонезию или Чили в условиях изменения спроса или заказов. Так, к примеру, Microsoft Xbox был запущен на рынке Соединенных Штатов с помощью организации производства в Мексике и Венгрии. Производство осуществлялось Flextronics, которые смогли быстро нарастить производство до даты выхода продукта. Впоследствии, Flextronics сконцентрировало производство в Китае. Все это потребовало новых уровней превосходства в проектировании систем производственного планирования и контроля. 
Эти меняющиеся потребности в международном сотрудничестве придали новое значение выражению «supply chain» — цепи поставок (иногда их называют цепи спроса или ценностные цепочки), или сети поставок. От слова supply- рыночное предложение. При возникающих новых возможностях на рынке и изменении условий, участники отдельной сети поставок (сети предложения) изменяются с непредсказуемой скоростью. Существуют случаи, когда фирма является одновременно и потребителем и поставщиком одной и той же компании, при том, что одновременно снабжает ее конкурентов и клиентуру. Эти меняющиеся сети формируют новую потребность в системах планирования и контроля за материалами, которая обладает качествами модульности и переносимости, глобальности, прозрачности и эффективности.
Глубина и ширина глобализации производства продолжают нарастать. Рост международных рынков, как со стороны спроса, так и стороны предложения, оказывают основное влияние на проектирование систем производственного планирования и контроля и их использование. Даже малые фирмы имеют клиентов по всему миру, но также и иностранные источники снабжения. Поэтому главным конкурентным принципом остается адаптации систем производственного планирования и контроля к этой огромной окружающей среде.

Джим Томпкинс, President and CEO,Tompkins Associates,  рассказывает о «цифровой трансформации» цепей поставок

03_digital2.jpg

cluster.jpgДВИЖУЩИЕ СИЛЫ ЛОГИСТИЧЕСКИХ КЛАСТЕРОВ

Логистически — интенсивные кластеры — это агломерации нескольких типов фирм и операций: (i) фирмы, предоставляющие логистические услуги, такие как 3PLs, транспортировка, складирование и экспедирование, (ii) логистика деятельности промышленных фирм, такая как дистрибьюторские операции розничных торговцев, производителей и дистрибьюторов и (iii) операций компаний, для которых логистика – это большая часть их бизнеса.

К таким логистическим кластерам также относят фирмы, обслуживающие логистические компании, такие как обслуживание транспортных средств, поставщики программного обеспечения, специализированные юридические фирмы, международные финансовые
поставщики услуг, etc. Логистические кластеры обладают теми же преимуществами, что имеют и обычные промышленные кластеры (например, Кремниевая Долина, Голливуд или Уолл-Стрит): увеличение производительности за счет общих ресурсов и доступности поставщиков; совершенствование сетей людских ресурсов, включая обмен знаниями; понимание, высокий уровень доверия среди компаний кластера; наличие специализированных, а также образовательных и учебных заведения; центры создания знаний, такие как университеты, консалтинговые фирмы и мозговые центры.

Однако логистические кластеры обладают и другими характеристиками, которые делают их уникальными с точки зрения самообразования и их вклада в экономический рост. Логистические операции располагаются в логистическом кластере в связи с ролью кластера в поддержке «экономии от масштаба» (в основном для прямых операций видов транспорта) и «экономии плотности» (главным образом для консолидированных видов транспорта); обеспечением перенаправления мощностей для складирования и транспортировки; способностью сотрудничать между поставщиками при работе с колебаниями спроса. Такие кластеры предоставляют широкий спектр возможностей трудоустройства — от должностей по перемещения коробок до административных, ИТ и других профессиональных рабочих мест, также диверсифицируют экономическую основу, так как они поддерживают многие другие отрасли, такие как производство, а также ряд «мини-кластеров.»

В документе описаны кластеры, основываясь на первичных исследованиях в нескольких крупных логистических кластерах по всему миру, интервью с десятками руководителей розничных, производственных и дистрибьюторских организаций; поставщиками транспортных и логистических услуг; с операторами инфраструктуры; с государственными и частными девелоперскими агентствами; и с застройщиками.

ПРОМЫШЛЕННЫЙ КЛАСТЕР

Уже давно было отмечено, что отрасли, как правило, географически “кластеризованы».” Известные примеры кластеров включают концентрацию фирм в области информационных технологий в Силиконовой долине, Калифорнии и их двойники вдоль трассы 128 за пределами Бостона, Массачусетс; киностудии в Голливуд; винодельни в долинах Напа и Сонома в Калифорнии; финансы и инвестиционный банкинг на Уолл-Стрит и вокруг Манхэттена, Нью-Йорк; модные товары в Северной Италии; компьютерные продукты в Тайбэе, etc. Кроме того, некоторые корпоративные функции, как правило, группируются. Примеры включают биотехнологию научно-исследовательских центров в Кембридже, Массачусетс; дизайн одежды и обуви в Милане; корпоративные инновационные центры в Силиконовой долине; корпоративное планирование и маркетинг в Цюрих и Женева, etc.

Эта агломерация фирм, или корпоративных функций, которые извлекают экономические выгоды из-за своей географической близости к другим в той же отрасли или стадии добавленной стоимости является явлением, первоначально замеченным и объясненным британским экономистом Альфредом Маршаллом (1920) в его классическом труде “принципы экономики”. Маршалл предположил, что развитие промышленных комплексов подразумевают наличие положительных экстерналий совместного размещения. Он приписал такие внешние воздействия на три основные силы: 
I) обмен знаниями и их распространение среди совместно расположенных
II) развитие специализированной и эффективной базы поставщиков и 
III) развитие местных трудовые резервы со специализированными навыками (см. Также Peneder, 1997).

Майкл Портер (1998) расширил эту гипотезу в знаменитой статье, подробно разработав
основы кластерного анализа, с использованием множества других примеров кластеров в различных отраслях. Его статья посвящена конкурентным преимуществам и растущим инновациям, предлагаемым кластером. Он предлагает, чтобы кластеры влияли на конкуренцию путем (i) повышения производительности компаний, (II) повышения темпов инноваций, и (III) стимулирования образования нового бизнеса.

Большая часть экономической литературы посвящена региональным и надрегиональным промышленным кластерам, некоторые даже охватывают несколько стран, такие как компании науки о жизни в долине Медикон (размах от Восточной Дании до Западной Швеции) и автомобильная промышленность США, охватывающей несколько Средне-западных штатов. Аналогичное явление, однако, существует и среди розничных торговцев в микромасштабе определенных улиц или городских кварталов. Таким образом, когда парикмахеры в Бостоне говорят о работе «на Street» они имеют в виду не Уолл-Стрит, а Ньюберри-стрит в бэк-Бэй Бостона, который является домом для десятков женских салонов красоты. На улице Мулбери целых 25 итальянских ресторанов в Нижнем Манхэттене, в двух кварталах между улицами Брум и Хестер; на Флит-стрит в Лондоне находится большинство британских газет; и шесть из семи бетонных заводов в Сингапуре расположены в порту Jurong, при том, что порт Сингапура значительно больше.

Очевидно, что в литературе находят многие экономические причины кластеризации для объяснения их преимуществ, и роль кластеров не распространяются на такие “субкластеры», собранные вдоль одной улицы, либо вокруг несколько кварталов. Ни рабочая сила, ни база поставщиков, ни клиенты не находятся в непосредственной близости от таких кластеров. Так почему же они не разбросаны по всему городскому району в местах, где недорогая недвижимость и парковка будут более доступны? В действительности, некоторые так и делают — есть сотни итальянских ресторанов в Манхэттене, и многие из них являются единственными в своем блоке; и много салонов красоты в пригородах Бостона по соседству несколькими конкурентами, в центрах шоппинга в нескольких минутах ходьбы. Вместе с тем, явление суб-кластеров очевидно. Два основных типа межфирменных отношений, которые способствуют успеху кластеров, могут быть определяется как “вертикальный” и “горизонтальный».”

Вертикальные отношения-это связи между торговыми партнерами. Чтобы понять важность торговли в партнерских отношениях, нужно заметить, то львиная доля стоимости генерируется предприятиями для своих клиенты через поставку частей и обслуживания от поставщиков. И, естественно, продукт или услуга, произведенные любым коммерческим предприятием, после добавления их собственной стоимости к тому, что закупается у поставщиков, должно продаваться покупателям.

Таким образом, со стороны закупок коммерческие предприятия взаимодействуют с сетью поставщиков материалов и комплектующих, а также провайдерами услуг. На стороне продаж они взаимодействуют с дистрибьюторами, клиентами и другими службами
сервиса. Управление этими отношениями имеет первостепенное значение, особенно при отходе фирм от вертикальной интеграции со все более частой передачей на аутсорсинг многих функций и этапов производства. Типичные примеры вертикальных кластеров созданы одиночным » мастером канала», например “Toyota City” или кластер авиационных поставщиков, обслуживающих Boeing в Эверетте, Вашингтон.

В качестве примера более широкого экономического эффекта такого мастера канала рассмотрим описание Шайном (2009) воздействия завода BMW в Greer, Южная Каролина. Он использует 5,000 работников, дополнительно поддерживая занятость 23,000, поскольку многие поставщиков решили сосредоточиться вокруг Greer.

Горизонтальные отношения существуют между фирмами одной стадии производства, такими как автомобильные производственные предприятия в Детройте, Мичиган, или киностудии в Голливуде, Калифорния. Такие компании конкурируют друг с другом и сотрудничают по тем направлениям, которые приносят им пользу. Горизонтальные отношения также выходят за рамки функций в фирмах одной и той же или разных отраслей. Таким образом, функции HR, юридические, закупочные, финансовые и функции управления цепочками поставок могут осуществляться в сотрудничестве компаний и отраслей промышленности.

Кластеры растут за счет сил “положительной обратной связи” (“positive feedback”) или “взаимного усиления” (“reciprocal reinforcement”). Чем больше компаний определенного типа (или определенные корпоративные функции) двигаются внутрь кластера, тем больше поставщиков и клиенты присоединяются, делая кластер еще более привлекательным. Кроме того, по мере роста кластера, его влияние на правительство растет, затрагивая больше инвестиций в инфраструктуру, обеспечивая выгодные правила, привлекая – опять же — еще больше компаний.

Естественно, большинство кластеров включают как вертикальные, так и горизонтальные типы отношений. Таким образом, Детройт и его окрестности состоят не только из многих автомобильных заводов, но и легиона поставщиков и заводов субпоставщиков, а также учебные заведения и большой кадровый резерв. Точно так же Голливуд включает в себя крупные студии, но и множество технических и художественных поставщиков, а также профессиональные человеческие ресурсы, необходимые для воплощения фильмов в жизнь.

Источник: http://web.mit.edu/sheffi/www/LogisticsClustersV4.pdf

КАК ВЫВЕСТИ ИЗ БИЗНЕСА 100 МЛН. РУБЛЕЙ БЕЗ УЩЕРБА ПРОЧИМ KPI?;)
С поставленной директором компании задачей успешно справлятся «виртуальный двойник» процесса заказа материалов! Теперь и в отрасли спецодежды.

eff.jpgposition.jpg

Страницы