История в Ростове-на-Дону


Аватар пользователя Логист.ру

29 января из-за сильных снегопадов в Ростове-на-Дону был введен режим чрезвычайной ситуации. В донской столице выпало 68,5 мм осадков, при месячной норме – 49 мм. Высота снежного покрова достигала 40 см.

Со вчерашнего дня режим ЧС отменён.

Как вы считаете, эта история про логистику?

Глава департамента потребительского рынка рассказал, почему с прилавков исчез хлеб

В дни снежного коллапса с прилавков магазинов Ростова исчез сначала хлеб, а потом и другие продукты первой необходимости — молочные продукты, яйца. Полки некоторых маленьких магазинов и вовсе опустели. Жители Ростова были вынуждены по несколько часов стоять в очередях, чтобы купить хлеб к столу. Сейчас ситуация стабилизировалась, но некоторые перебои в поставках сохранились.

Глава департамента потребительского рынка Ростовской области Андрей Иванов рассказал, как удалось побороть «хлебный кризис» и какие выводы правительство сделало на будущее.

Хлеб никуда не исчез, его просто не смогли доставить

Андрей Иванов пришёл на встречу с журналистами пешком, отметив, что это тоже было непросто, так как тротуары пока ещё далеки от того, чтобы гулять по ним и получать от этого удовольствие.

— 29 и 30 января по всей торговой сети Ростова были зафиксированы перебои с поставками продовольственных товаров первой необходимости: хлеба, молочной продукции, яиц. А в магазинах, которые не располагают складскими помещениями, и вовсе не было продуктов, — признал Иванов.

На сегодняшний день хлеб в Ростов поставляют три основных поставщика: «Юг Руси», ИП Гуковская («Аютинский хлеб») и «Азовский хлеб».

При обычных условиях «Юг Руси» поставляет ежедневно 80-90 тонн, ИП Гуковская — 25-30 тонн, «Азовский хлеб» — порядка 10 тонн. Помимо этого, 10-15 тонн обеспечивают собственные пекарни крупных магазинов и небольшие частные пекарни, которые выпекают, например, лаваш.

— Что произошло с хлебом 29-30 числа? Во-первых, многие магазины и предприятия, которые занимаются выпечкой, просто-напросто не открылись. Люди не добрались до работы. Ну а многие их тех, кто добрался, были заняты не производством, а попытками хоть что-то расчистить от снега, — отметил Андрей Иванов.

Из-за снежных заносов ИП Гуковская из Шахт не смогла привезти хлеб. А из тех машин, которые всё-таки вышли на доставку с тридцатью тоннами хлеба, 11-12 автомобилей в течение суток не смогли вернуться с доставки — они оказались зажаты в пробках на трассах. В результате завод, выпустив хлеб, лишился возможности отгружать его дальше.

«Юг Руси» отправил свои автомобили 29 января утром. Отправил — это громко сказано, потому что завод тоже был завален снегом. Они пытались очистить территорию, но через несколько часов у них сломался трактор, не выдержав нагрузки.

— С завода им удалось вытолкать до Будённовского порядка 60 тонн хлеба. Я не шучу: люди действительно выкладывались по полной, и благодаря их усилиям машины ушли на доставку, но они не везде смогли пройти. Плюс не смогли привезти хлеб из Азова.

Осложнило ситуацию и то, что «Юг Руси» осуществляет доставку не только самостоятельно — есть семь индивидуальных предпринимателей, которые оказывают услуги по доставке продукции в магазины, в том числе развозят по одному-два лотка в маленькие магазинчики.

— Эти индивидуальные предприниматели заняли не очень хорошую позицию: кто-то проявлял чудеса героизма, а кто-то решил подождать, пока ситуация не разрешится, — подчеркнул Андрей Иванов. — Они не обеспечили весь объём транспорта, который в стандартных условиях развозит хлеб по городу, мотивируя это различными причинами. Некоторые были обоснованы: не завёлся автотранспорт, перемёрзла солярка, водители не смогли добраться до работы.

Не увидев хлеб в магазине возле дома, куда он по понятным причинам не доехал, ростовчане стали запасаться хлебом впрок, покупая и для себя, и для родственников, и для знакомых. Хлеб разобрали в течение часа. Хлеба не стало, и дальше этот процесс начал нарастать. Активизировались те, кто провёл день у компьютера, и пошли сообщения, что в городе пропал хлеб.

Чтобы снять ажиотаж, пришлось пожертвовать ассортиментом

— Все эти дни мы работали в тесном контакте с директором завода «Юг Руси» Александром Котовым, — рассказал глава департамента потребительского рынка. — Все эти дни он практически не уезжал с работы, и у него до сих пор не восстановился голос — он разговаривает шёпотом. На проходной висела табличка с его именем и номером мобильного телефона, и все, кому хлеб не привезли, звонили ему напрямую.

29 января на заводе находилась половина дневной нормы готового хлеба, порядка 40 тонн, который не могли развезти. Решили обеспечить доставку в крупные торговые сети, чтобы там постоянно был хлеб, а также подключить к работе администрации районов, чтобы они на собственном транспорте обеспечили вывоз и продажу хлеба в оживлённых местах, например на площади Карла Маркса и проспекте Шолохова. Кроме того, хлебозавод был готов удовлетворять заявки любых предпринимателей, которые приедут за товаром сами.

— 30 числа транспорт поехал за хлебом, даже образовалась очередь. Территория, прилегающая к заводу, была расчищена. Экипаж ГИБДД регулировал движение. Создали дополнительную площадку отгрузки. К заводу поехали и пошли пешком жители Ростова, и вместо одного окна, в котором обычно продают горячий хлеб, открыли два дополнительных. В очень напряжённом ритме завод проработал почти трое суток.

Кроме того, было решено пожертвовать ассортиментом и перейти к массовому производству. Так, 29 января Ростов получил порядка 70 тонн хлеба, 30 января — 99 тонн, 31 января — 186 тонн.

— 30 января мы даже обеспечили проход колонны из Шахт. В трудных условиях колонна с хлебом, сопровождаемая ГИБДД, проделала путь за 3,5 часа. Это помогло частично снять напряжённость в городе. 1 февраля город получил 232 тонны хлеба, и уже вечером пошли возвраты на завод.

Андрей Иванов подчеркнул, что это не значит, что хлеб появился во всех магазинах, где его привыкли находить ростовчане. Этого не случилось, потому что подъездные пути ко многим магазинам остались нерасчищенными.

Магазины опустели, потому что имеют запас продуктов только на сутки

После того как в городе исчез хлеб, начали исчезать молочные продукты. В течение двух суток подвоза не было: грузовой транспорт в город не пускали.

Основное преимущество магазинов-дискаунтеров — в чётко отлаженной логистике. У них ежедневный подвоз продуктов, они работают без складских площадей и имеют суточный запас, не более. Этот суточный запас продуктов к вечеру 29-го иссяк.

По словам Андрея Иванова, 30 января, когда федеральные каналы заговорили о дефиците продуктов, ростовчане бросились в магазины, чтобы на всякий случай пополнить запасы. Это только подстегнуло ажиотаж. В этот день товар уже стали подвозить, но машины приходилось отправлять обратно: пока они двое суток стояли на трассе, молоко, охлаждённая птица и другие продукты успели испортиться. Поэтому 30, 31 января и 1 февраля ситуацию ещё не удалось нормализовать.

Гарантировать, что ситуация не повторится, пока невозможно

По словам Андрея Иванова, к 6 февраля поставки продовольствия в Ростов наладились, однако ранее отработанные чёткие графики сбились. Полностью наладить ситуацию можно будет только на следующей неделе.

— Мы понимаем, что речь идёт о продовольственной безопасности. Понятно, что можно сейчас развести руками и сказать: мы не виноваты, виноват транспортный коллапс. Но мы столкнулись с вызовом, который нам диктует сложившаяся экономическая ситуация. Мы давным-давно отвыкли от дефицита и перешли в формат насыщенного продуктами рынка, но генетическая память есть, и она срабатывает. Мы столкнулись с ситуацией, когда торговля, не имея запасов больше чем на сутки, уже не готова переживать такие транспортные коллапсы.

По мнению Иванова, администрация города должна была взять под жесточайший контроль присутствие хлеба в опорных пунктах. Причём до жителей города эту информацию нужно было донести сразу.

— Этот ажиотажный спрос можно было сбить в течение суток. Мы его сбили не самым лучшим способом, просто завалив город хлебом. Кроме того, на случай подобного рода ЧС должен быть резерв транспорта в муниципалитетах, который обеспечит развоз хлеба и его регулярную доставку в опорные точки. Не хватило хорошей, понятной информации. Сообщили, что хлеб вывезли с завода, что он есть, но жители так и не получили чёткой информации о том, где он есть всегда.

На вопрос журналистов, будут ли наказаны предприниматели, поднявшие цену на хлеб, Андрей Иванов сообщил, что наказывать их, в общем-то, не за что:

— Действительно, есть информация, что некоторые магазины торговали хлебом по 70 рублей. Тут вопрос в том, что если бы не было спроса, никто бы хлеб по такой цене не продавал. Мы живём в условиях рыночной экономики, у нас нет магазинов, которыми бы распоряжалось государство или муниципалитеты. Это всё хозяйствующие субъекты, которые самостоятельно определяют режим работы и ассортимент товаров, которые они реализуют.

Зато предпринимателей, сорвавших поставку хлеба с «Юга Руси», накажут, прервав сотрудничество с ними.

— Зачем нам продолжать сотрудничать с теми, кто нас подвёл? — задался вопросом глава департамента. — Они были с нами, пока всё было хорошо, и зарабатывали деньги. А в кризисной ситуации нас подвели. Сказали: вы сначала расчистите снег, а потом мы произведём доставку.

Между тем, по признанию Андрея Иванова, в одночасье найти решение, которое позволит не допустить повторения ситуации, невозможно.

— Я просто не могу говорить о решениях, которых пока нет. План предстоит разработать. Я готов встретиться с журналистами и рассказать о тех решения, которые будут найдены.

Также глава департамента отметил, что, возможно, стоит информировать жителей города и области не только о том, как власти борются с последствиями ЧС. Нужно и в спокойные времена обсуждать возможные непредвиденные ситуации, пути выхода из них и алгоритм действий власти и населения на случай новых происшествий.

Алина Ключко | donnews.ru

Вообще, очень любопытный кейс. Управление рисками в логистике — одна из самых актуальных тем в европах. Но там, насколько я знаю, больше любят рассматривать достаточно экзотичные для многих из нас вопросы глобальных цепей поставок: сомалийские пираты, вулкан Эйяфьятлайокудль, война с Ираном и т.п.

Здесь же, в общем-то, типичная для России прозаичная картина: зима/снег.

И в этом плане три вопроса:

  1. Какие существуют методы предотвращения таких ситуаций?
  2. Кто должен их реализовывать? Местные власти, поставщики, магазины, перевозчики?
  3. Кто-то в своей практике закладывает такие риски и имеет рабочие сценарии поведения?

Логист.ру уже не тот…